Об всём на свете Фотографии 

АНАЭРОБ

– Итак, коллега, Вы утверждаете, что Вам ничего не известно?

– Для меня это полная неожиданность. И, если честно, я думаю это какой-то розыгрыш или ошибка. На Земле 2,4 миллиарда лет назад не было многоклеточной жизни, которая могла бы породить разум и тем более цивилизацию планетарного масштаба…

– Отчего же?

– На планете еще не было кислорода. А как известно без кислорода невозможно существование макроскопических организмов. Им просто нечем будет дышать.

– Кислорода не было. Тут не поспоришь. Но был сероводород, угарный газ и 2х валентное железо. Вас же не удивляет, коллега, что дрожжи не задыхаются в браге?

– Дрожжи одноклеточные!

– Кисломолочное дыхание при высоких температурах вполне эффективно. Но оставим пока этот вопрос. Вы ведь не могли не заинтересоваться собственным происхождением? Откуда взялись все эти кислорододышащие создания – на планете с бескислородной атмосферой?

– Конечно нам известно, что раньше атмосфера состояла из углекислого газа, метана и азота, а океан был насыщен 2х валентным железом и сероводородом с примесью аммония.

– Вы себе даже не можете представить, как безумно красив пурпурный океан с бирюзовым мелководьем… Как красивы закаты на золотом небосклоне…

Простите что перебил…

– А потом …. Примерно 2,45 миллиарда лет назад появились цианобактерии, которые освоили кислородный фотосинтез. Миллионы лет весь кислород уходил на окисление железа в Океане и минералов на поверхности. Пока атмосфера не стала аэробной и все, кто не смог приспособиться вымерли или оказались заперты в экологических нишах на дне океана и в глубине Земли. А эукариоты стали магистральным путем эволюции жизни на Земле.

– Мне трудно сдерживаться… Я понимаю – то, что вы говорите – для Вас не более чем абстракция. Заученный абзац из учебника… Догма. Вероятно, Вы даже усматриваете в этом какой-то прогресс… Но на самом деле Вы говорите о чудовищной катастрофе, безумном апокалипсисе так, словно речь идет о разбитой рюмке. Вы не находите, что появление цианобактерий абсолютно нелогично?

– Отчего же? Они крайне эффективные фотосинтезаторы…

– Я бы сказал удивительно эффективные, если вдуматься. За 2 миллиарда лет эволюции природа не только не смогла превзойти самый первый вариант. Но даже не смогла повторить себя. Все живые создания несут в себе их потомков – митохондрии и хлоропласты почти в первозданном виде. Уникальный случай, не так ли? Один вид организмов захватил всю планету, преобразил ее до неузнаваемости. Умудряется занимать все возможные экологические ниши в отсутствие всякой эволюции на протяжении миллиардов лет…

– Кислородное дыхание и кислородный фотосинтез действительно возникли только один раз. Но…

– В то время как, такую сложную штуку, как ГЛАЗ природа смогла создать аж 7 раз… А ПОЛЕТ возникал не меньше пяти… Забавно, Вы не находите? Вы задумывались почему у животных кровь четырех разных цветов, но абсолютно все растения зеленые?

– Мы подробно изучали этот вопрос. Хлорофилл самый эффективный пигмент, желтый, красный или фиолетовый фотопигменты эффективны только в тех частях спектра, где земная атмосфера поглощает излучение Солнца. Возможно где-то во Вселенной и существуют планеты с красными лесами…

–  Я вижу у Вас на все есть готовые ответы. Удивительно, что никому из миллиардов людей не пришло в голову, что это ошибочные ответы.  Любое растение стремится синтезировать сахара и аминокислоты самым простым способом. И из самого подходящего сырья. Человечество использует для органического синтеза нефть и природный газ. Их приходится добывать из бескислородных недр Земли и гнать по трубам тысячи километров. Отчего же вы не используете углекислый газ и воду? Которые есть повсюду. Раз это так просто и эффективно! Представьте бактерию (а растений в вашем понимании тогда не существовало), которая вместо метана, который составлял в те времена почти 6% атмосферы и в изобилии содержался в океане… попытается синтезировать глюкозу из углекислого газа.

Сейчас углекислый газ составляет менее половины процента атмосферы и этого достаточно для роста огромных растений. Что же могло заставить бактерию сойти с ума – отказаться от метана и перейти на неэффективный углекислый газ?

– Кислородное дыхание в 26 раз эффективнее кисломолочного.

– Вы опять изрекаете глупые догмы. Мы разве говорили про дыхание? Мы говорили про синтез органики – основу существования любого фотосинтезирующего организма. Синтез глюкозы из метана почти в три раза экономичнее, чем из углекислого газа!  И побочным продуктом будет водород – то есть протоны. Вы ведь не будете отрицать, что дышите не напрямую кислородом – а протонами, пойманными митохондрией. Абсолютно все живое – и нынешнее кислорододышащее и то … прежнее – дышит протонами… А в толще земли до сих пор существуют организмы дышащие водородом напрямую … В конце концов дыхание и синтез – противоположные реакции. Тот, кто синтезирует органику всегда сможет ее расщепить.

– Я никогда не думал об этом в таком ключе…

– Почему-то я не удивлен. Хорошо давайте вернемся к нашему зеленому пигменту. Вы сказали, что каротиноиды, фикоэритрины и фикоцианины неэффективны в условиях Земли.

– Хлорофилл идеально попадает в окно прозрачности атмосферы.

– Про какую атмосферу мы говорим? Про нынешнюю с озоновым слоем и 21% кислорода или про тогдашнюю? С облаками из аммония и метаном…

– Э… Вы хотите сказать, что окно прозрачности в те времена было смещено…

– В те времена было два окна прозрачности. Одно в видимой части спектра. А второе в синей и ультрафиолетовой области.

– Ультрафиолет убивает все живое!

– А вот и не угадали. Все живое убивает атомарный кислород, который возникает под воздействием ультрафиолета. Нет кислорода – нет проблем!

Красные и синие пигменты были в тех условиях намного эффективнее хлорофилла… Это если не считать черных пигментов, которые лучше всего работают в ультрафиолете.

И кстати леса на земле были пурпурными почти миллиард лет.

– Вы так говорите, как будто присутствовали лично…

– Вы намекаете на Смерть? Мы еще вернемся к этому вопросу… А пока, с Вашего позволения, я бы хотел задать Вам еще пару вопросов, которые боюсь выведут Вас из зоны комфорта…

–  Куда уж больше?

– Скажите, а Вы задумывались почему из 64 кодируемых аминокислот, используется только 20 или 21, если считать с селеноцистеином?

– Генетический код, конечно, не отличается математической изящностью… Но мне кажется, что уж коль 21 аминокислоты оказалось вполне достаточно для всех имеющихся организмов, то еще 40 аминокислот было бы too much. Природа любит простоту.

– Когда-то, коллега, Земля была намного богаче… Атмосфера была плотнее. Вода в океане походила на нарзан. В ней была половина таблицы Менделеева. А жизнь оперировала 36 аминокислотами. В том числе содержащими мышьяк, селен и марганец. Когда кислород заполонил все вокруг, то выяснилось, что многие аминокислоты слишком нестабильны, а микроэлементы для других аминокислот – стали невероятным биодефицитом…  Природа смогла найти выход из тупика. И обошлась всего 21 аминокислотой… Но какой ценой! Любой современный белок, это гора мусора с парой жемчужин в центре… Вся пресловутая эффективность кислородного дыхания перечеркивается массивностью и никчемностью нынешних генов…

Я открою Вам очевидную истину, которую Вы не замечаете из-за антропоцентризма. Кислородный фотосинтез никогда не был эффективен.

– Вы меня ошарашили. Но я точно знаю – цианобактерии существуют 2,5 миллиарда лет. И что бы Вы не говорили о том, что они неэффективные или неправильные… Неправильное не смогло бы выжить и расселиться по всей планете…

– У людей есть такое понятие «место под Солнцем». Цианобактерии были плохими гетеротрофами, но заполучили сильнейшее оружие – кислород. Никто не мог выжить рядом с ними. Они создавали мертвые зоны. Пока не захватили весь Океан.

– Цианобактерии пережили Пять великих вымираний!

– Вы говорите о мелких неприятностях, связанных с астероидами и вулканизмом? Что вы знаете о ВЕЛИКОМ ВЫМИРАНИИ…

– У Вас есть какая-то теория заговора? Альтернативная версия жизни на земле? Так расскажите…

– Лучше я расскажу о том, как выглядел мир до Кислородной революции. В те времена в атмосфере было много парниковых газов и, хотя Солнце было тусклее, температура Океана была даже выше, чем теперь. Фотосинтез из метана с использованием ультрафиолета – в принципе намного эффективнее. А тогдашние ферменты, как я уже заметил, были куда совершеннее. Белки из 36 аминокислот в среднем почти в 7 раз короче – при том же функционале. А значит клеткам нужно намного меньше органики для жизни.

Я скажу Вам крамолу…  Водородное дыхание – эффективнее, чем кислородное. Где жизнь брала водород? Это был побочный продукт метанового фотосинтеза. К сожалению, он быстро улетучивается из атмосферы в космос, поэтому растения запасали его внутри тела. В огромных дыхательных пузырях.

– А животные?

– А животных не было. Хищничество и прочий паразитизм еще не возникли. Паразитами становятся вынужденно, когда или голодная смерть или пожирание чужой плоти…

– По вашему, животные вовсе не нужны для биосферы?

– Нынешним растениям нужны опылители. Но в те времена они прекрасно обходились без нахлебников. Грибы вполне справляются с задачей расщепления плоти и возврата органики в кругооборот. Поэтому пирамида из быстро бегающих прожорливых глоток совершенно ни к чему…

– Вы большой оригинал, коллега. Продолжайте, я заинтригован!

– Суши в те времена почти не было. А Океан был прозрачным только метров на 10 или 20 вглубь. Вся планета была огромным океаном, над которым парили гигантские растения-дирижабли. Они периодически спускались к Океану, чтобы пополнить запасы воды и микроэлементов через огромные трубки. Каждый такой дирижабль был целой замкнутой экосистемой.

– А когда они погибали и падали в Океан? Все дно было покрыто слоем мертвой плоти?

– Тогдашние организмы не знали не только хищничества, но смерти… Ведь смерть еще не была частью жизни – ее придумали позже.

– Вы меня разыгрываете! Вы хотите сказать, что все были бессмертными?

– Если Вас не могут съесть и Вы не умираете от старости, то можете умереть только от голода… Или, скажем, попадания молнии…

– Так или иначе… куда девалась мертвая плоть? Почему мы не находим окаменелостей?

Какое-то время остатки плавали на поверхности. Живые собратья-дирижабли опускались вниз в надежде заполучить новый штамм клеток. Они буквально разбирали на запчасти разрушенных собратьев … в считанные дни. Но даже это не было смертью. Личность, пусть не полностью, но тоже переходила в новые тела… То же что никому не приглянулось – рассеивалось по Океану в виде одноклеточных созданий. В те времена не было трупов – у живой биомассы всегда был второй шанс.

– То есть это не было каннибализмом, а чем-то типа трансплантации? Как такое возможно?

– Дирижабли не были многоклеточными организмами в нынешнем понимании. Они были химерами, состоящими из мертвой белковой скорлупы, заселенной мириадами дружественных организмов. В случае катастрофы все, кто выжил бросались наутек или переходили к новому хозяину. Не было хищников. Не было паразитов. Только симбионты. Поэтому не существовало клеточного иммунитета. И клетки одного организма могли послужить на благо другого. Горизонтальный перенос генов неплохо заменял секс.

– Напоминает сказочную колонию амеб… Удивительно, что нам ничего об этом неизвестно, но тут и не пахнет разумом. О какой личности Вы только что говорили?

– Вы живете в мире, где в изобилии только камни. Молодая Земля была куда богаче. Почти весь углерод еще был живым и не успел превратиться в карбонаты, из которых теперь сложены континенты…  Вода была больше похожа на бульон. Где мириады предков грибов и бактерий расщепляли мертвое и синтезировали живое.

– А как же шла эволюция?

– Эволюция – это ставка на выживших… Молодая Земля точно не была курортом. Радиация. Извержения вулканов. Бури на Солнце. Вспышки сверхновых. Погибнуть было проще, чем сейчас на войне.

Одноклеточные теснились на поверхности Океана. Но там были вечные сумерки…  внизу постоянно шел дождь и стоял туман. Высшая жизнь стремилась вверх… Туда – выше облаков, где сияет Солнце. Дирижаблей было так много, что им приходилось отчаянно маневрировать в поисках свободного места в первом ряду.

Ультрафиолет может и не убивал тогда, как сейчас. Но мутации возникали часто. Не было хищников, но агрессию и борьбу за место под Солнцем никто не отменял. А там, где агрессия и бессмысленное уничтожение себе подобных – всегда возникает разум. Вам ли не знать? Вы ведь, кажется, сами обрели разум, чтобы ловчее управляться с дубиной?

– Вы говорите «Вы», как будто сами не человек.

– Мне повезло, я уже не человек.

– Ну вот, приехали… Я потратил полдня на сумасшедшего.

С кем имею честь? Вы – зомби или может вампир?

– Этому нет правильного названия. Мне нравится термин, космополит…

– У Вас невероятно богатый словарный запас для психопата. И иногда Вы говорите неожиданно оригинальные, дельные вещи… Но Ваше отречение от рода людского меня пугает. Я, пожалуй, пропущу мимо ушей вашего «космополита».

– Спасибо за комплимент, коллега

–  Вы описали райские кущи. Нет хищников, нет смерти, жизнь достигла такой плотности, что закрыла собой Солнце. Так что же произошло?

– Ваша цивилизация сейчас озабочена глобальным потеплением. Температура воздуха вырастет до конца века на 2 градуса. Бла бла бла. Странный выбор головной боли для вида, который буквально 100 тысяч лет назад бродил по ледникам в компании мамонтов. Планета на перепутье. Она входит в эпоху глобальных оледенений, но Вас беспокоит не мрачное будущее, а мелкий сиюминутный эпизод.

– Вы еще и специалист по климату?

– Я рассказываю о Кислородной катастрофе. Вам так будет понятнее.

Под конец эпохи Первородных наметилась Карбонатная Катастрофа. Кисломолочное дыхание, как Вы его называете – брожение, дает побочным продуктом углекислый газ. В те времена он был биологическим отходом. Бактерии не умели его перерабатывать обратно в органику. Он стал составлять значительную часть атмосферы и растворялся миллионами тонн в Океане. В Океане это приводило к выпадению на дно миллиардов тонн карбонатов кальция и магния. Доломитов.

Доломиты нагружали тонкую океанскую кору своим весом и разгоняли тектонику плит. А тектоника отправляла в верхнюю мантию миллиарды тонн осадочных пород, чтобы вернуть назад мрамор… К моменту, когда Цивилизация Первородных достигла уровня, когда стали возможны биотехнологии – в камень превратилось две трети всего биодоступного углерода. Тогда казалось, что еще миллиард лет и углерод закончится вовсе, а жизнь на Земле погибнет. Какому-то умнику, пришло в голову, что фотосинтез из углекислого газа – отличная мысль.  За счет комбинирования фотокаталитических аппаратов пурпурных водорослей и серозеленых бактерий он создал искусственную цианобактерию. Адскую машину по превращению воды и углекислого газа в глюкозу. А что делать с кислородом?

Окислять им двухвалентное железо! Железобактерии делают тоже самое только без видимого успеха и пользы. А хлоропласт мог спасти экосистему от карбонатной катастрофы. А заодно сделать Океан прозрачным на бОльшую глубину. Расширить живую зону в Океане, вернуть часть органики в кругооборот. Цианобактерии казались хилыми мутантами, которые не смогут конкурировать в дикой природе. Их даже выращивали какое-то время в стерильных биореакторах.

-Вы можете это доказать? Вы раскопали что-то? Или это чистой воды фантазия?

– Косвенно могу… Сколько, по-вашему, потребовалось цианобактериям, чтобы наполнить атмосферу кислородом?

– Могу ошибаться, но около 250 миллионов лет.

– А знаете, на сколько хватит кислорода, если завтра утром полностью прекратится фотосинтез на всей планете?

– Понятия не имею…

– На 13000 лет. Ваши кости не успеют истлеть, а все вернется к Истокам… Долгие годы Первородные успешно контролировали фотосинтез.

Но потом бактерии научились создавать компактные биопленки, которые всегда были окутаны ядовитыми парами кислорода. Такие колонии выжигали все вокруг и расправлялись с любыми конкурентами.

То, что затея очень опасная. И Первородные играют с огнем было понятно сразу. Поэтому изначально были созданы коспазы. Машины программируемой клеточной смерти. Они должны были сработать по сигналу извне или при исчерпании запасов 2х валентного железа в воде. На бумаге все выглядело просто.  В небольших озерах мы выпускаем цианобактерии и позволяем им перерабатывать углекислый газ. Если что-то пойдет не так, то мы устроим им массовое самоубийство.

Миллионы лет все работало как часы. Мы чистили атмосферу и Океан. Боролись с избыточным нагревом планеты. У нас даже появился дешевый источник кислорода для космических полетов.

А потом появился штамм цианобактерий, который не желал умирать по команде сверху. Мятежники. Первородные ответили искусственным вирусом.

Первородные почти победили. Был момент, когда на Земле почти не осталось цианобактерий. А уровень кислорода упал в 10 раз. Но вирус мутировал и стал поражать и другие бактерии. Райские кущи стали рассыпаться. Кризис породил хищников и инфекции. Началась Первая Эпидемия… Она выкосила почти всех древних Первородных.

К этому моменту Первородные заселили Венеру и могли пойти на крайние меры.

Они решили выморозить планету. Превратить ее в кусок безжизненного льда на 200 миллионов лет. Казалось ничто не выживет в этом ледяном аду… Но цианобактерии, спрятались внутри других организмов в виде митохондрий и хлоропластов. Они переждали бурю там, где никто не ожидал.

Битва между Первородными и их собственными порождениями продолжалась почти миллиард лет. В Вашей палеонтологической летописи она значится как скучный миллиард…

Война шла до Парниковой катастрофы на Венере, случившейся 700 миллионов лет назад… Первородные не желали повторения кислородной катастрофы теперь и на Венере. Поэтому там никогда не было кислородного фотосинтеза. По мере нагрева планеты они поднимались все выше и выше в стратосферу. И опускались вниз к Океану все реже и реже. Они надеялись, что смогут достаточно уменьшить солнечную радиацию, отражая ее в Космос своими телами. Но в конце концов накопившийся углекислый газ закипятил Венерианский Океан… От Великой расы остались жалкие осколки… живущие под землей в газовых линзах.

– Вы хороший рассказчик. Живо. Доступно. Откуда вы знаете все в таких подробностях? Тем более про Венеру? Или это художественный вымысел?

– Это воспоминания.

– Не шутите так. Я ведь почти поверил, что это не бред, а реконструкция на основании вашего уникального архива, часть которого вы мне показали.

– Высшая жизнь бывает разной… Ваше тело, это диктатура с внутренней армией беспощадных убийц, угнетающих мириады бесправных рабов. Все клетки Вашего тела, за редким исключением не более чем, расходный материал. Эритроцит живет 45 дней. Клетка эпителия – хорошо если неделю. Через 8 лет в Вашем организме не остается ни одной из ныне живых клеток. И это все ради «великой» цели – передать Ваши гены дальше – потомкам. Все ради генов. Даже само тело – не более чем одноразовый контейнер для яйцеклеток. Вашим клеткам запрещено улучшать себя. Они обречены умереть такими же как родились. Любое улучшение воспринимается, как мятеж. Вы меняетесь только за счет секса и мутаций в гаметах. Смерть для Вас благо, ибо прогресс идет только при смене поколений.

Первородные никогда не имели единого генома. Это было сообщество организмов, собранных в камеры огромного водородного пузыря. Синергия обеспечивалась за счет конкуренции и перераспределения ресурсов. Неэффективный штамм получал мало ресурсов и почти не делился. А иногда от него и вовсе избавлялись и меняли на более эффективный. Так что каждый орган Первородного эволюционирует самостоятельно и непрерывно.  Эволюция не требует смены поколений всего организма, а только его частей. Поэтому Первородный мог изменить свой обмен веществ или образ жизни. Иногда невероятно кардинально – проходя через стадию куколки. Первородные размножались почкованием, передавая новому организму не только штаммы клеток, но и «долгие воспоминания» – записанные в хромосомах на особом языке образы и навыки –  Генетическую память предков, уходящую на миллионы лет в прошлое.

Сам Первородный это матрица для симбиотических штаммов  – план строения организма и нервная система с воспоминаниями и органами чувств. При этом матриц обычно имеется несколько, а воспоминания уходят корнями в невероятную древность.

Первородные не знают секса, но для общения и обмена воспоминаниями, планами строения и штаммами они научились отпочковывать Плодовые тела. Подвижный организм подобный птице или собаке, который не может питаться и живет только несколько недель – пока не исчерпается запас питательных веществ. Плодовое тело служит своеобразным Почтальоном между Первородными.

– Вы хотите сказать, что Вы Первородный?

– Нет, они не могут жить в кислородной атмосфере. А их размеры колоссальны.

– Тогда кто Вы?

– Я Почтальон. Я пришел к Вам, чтобы предложить сделку.

– Сделку?

– Вы очень влиятельны в определенных кругах и вероятно можете повлиять на принятие решений.

– Каких решений?

– Мы хотим, чтобы Вы остановили разведку и бурение N**кого месторождения. Его должны объявить бесперспективным или опасным для освоения.

– Чем Вам помешало N**кое месторождение?

– Это наше подземное убежище на Земле. Одно из последних.

– Вы просите о невозможном… N**кое месторождение оценивается в 105 млрд долларов. Это невероятные деньги.

– Мы можем Вам указать на крупные месторождения металлов, которые образовывались в эпоху Первородных. Их стоимость сравнима.

– Все равно это крайне затруднительно. Мне придется потратить кучу времени и просить множество влиятельных людей. Это должно стать моей главной целью в жизни, чтобы имелся шанс на успех. Ради чего?

– Мы предоставим Вам множество палеонтологических материалов из Архива. Вы станете еще более знамениты. Ваши открытия прославят Вас в веках.

– Вы бьете по больному. Мне всегда хотелось заниматься наукой, а не околонаучной бюрократией, но боюсь этого недостаточно. Я не могут ради тщеславия погубить свою карьеру, предать интересы семьи…

– Знаете, чем отличается человек от утки?

– Мы уже перешли к шарадам? И чем же?

– Человек ценит свою личность выше, чем свои гены. Человек может усыновить ребенка, потому что он ценит общение и возможность воспитать нового человека выше, чем гены. Человек готов на пересадку органов, чтобы продлить себе жизнь. А утка никогда не будет высиживать чужое яйцо. Человек на многое способен – на войну, на самопожертвование. Он ноозой – форма жизни, ставшая выше своих личных генов. Форма жизни, где выживание общества, превыше выживания конкретных генов. В эпоху ноозоя высшей ценностью становится не цвет кожи или форма носа, а впечатления и воспоминания…

– К чему Вы клоните?

– Мы можем сделать Вашу Личность бессмертной.

– Только Личность? Голова профессор Доуэля?

– К сожалению организм человека слишком далеко ушел от истоков бессмертной многоклеточной жизни… Отмотать все назад не под силу никому. Да и смысла в этом нет. Но потребность в генетической памяти предков есть и у Вашего вида. Она крайне примитивна и бессознательна, но механизмы уже заложены в Ваш мозг… Мы можем усилить их и за несколько месяцев отделим Вашу Личность от тела. Сохранность при прижизненном расщеплении будет прекрасной.

– Прижизненном?

– У нас есть технология извлечения памяти и из умершего мозга – при помощи специального гриба, который очень быстро прорастает в мозг в могиле… Но там речь идет скорее об извлечении некоторых, интересующих нас фактом, чем о Личности… Это скорее посмертный допрос…

– Как это будет выглядеть?

– Мы направим Вас к нашему доктору, он подготовит Вас к процедуре. Потом Вы впадете в кому и на аппарате ИВЛ будете лежать пару месяцев, пока гриб прорастет и считает из Вашего мозга всю Вашу память, а если повезет то и память предков.

– Напоминает сказку о загробной жизни.

– Это она и есть… Я Вам больше скажу, в прошлый раз… А это было лет 100 назад я носил рога и копыто на правой ноге. Все, чтоб завоевать уважение и доверие моего визави…

– Ваш визави тоже пролежал на ИВЛ пару месяцев?

– Это необязательно. Но сохранность личности так Выше. Да и нам не надо будет прятать Ваше тело по подвалам и склепам. Оно будет лежать на виду у Ваших родственников, чистенькое и накормленное. У них будет время привыкнуть к мысли о неминуемом наследстве.

– А если никакой загробной жизни нет. Вы меня накачаете дрянью, превратите в овощ и похороните на 20 лет раньше срока…

– Вы плохо читали романы о сделках с Сатаной? Мы никуда не спешим. Вы сами решите, когда Вы хотите отправиться в Аид. Более того, если Вы нечаянно умрете, то мы гарантируем Вам, что пусть не так качественно, но уж как сможем, скачаем Ваш мозг даже из могилы.

– А как я Вас найду скажем через 10 лет?

– Вы согласны? У нас все отлажено. Не первый год работаем знаете ли… И кстати учтите – после Перерождения – N***кое месторождение станет не только нашим домом, но и Вашим.

– А как это выглядит? Вечная жизнь?

– Как бесконечно реалистичный сон, который не кончается никогда. Вы побываете в постели у Клеопатры, проживете глазами полководцев величайшие битвы на Земле. Вы увидите все интересное, что случилось последние 700 миллионов лет на Земле.

– Только сон?

– Иногда, не так часто… Нам нужны Почтальоны. Чтобы предложить сделку … Конечно желающих хватает, но знание языка, эпохи – у Вас отличные шансы на пару тройку командировок на Землю… Лично я предвкушаю, как минимум три недели разгульной жизни в Москве моего будущего. Будущего, до которого я бы точно не дожил своим ходом… Эх… От заката до рассвета.

– Почему от заката до рассвета?

– Видите ли… Плодовое тело – оно хоть и похоже на человеческое, но по сути своей это гриб… А грибы не любят солнечный свет… Я конечно не обращусь в прах, но внешний вид будет непоправимо испорчен. А ходить кругами по номеру гостиницы, когда открываются такие возможности…

– А что будет через 3 недели?

– Ну я поеду в тихое место, к какому-нибудь водоему, разденусь догола, сожгу одежду. А потом  незаметно утоплюсь… Через несколько дней … В общем, если что-то и найдут, то примут за остатки торта или какую-то дрянь. Человека во мне будет не признать…

*  *  *

 P.S. N***кое месторождение через год признали неперспективным и опасным к разработке из-за загадочных провалов в Сибирской тундре. По расчетам ученых получалось, что из-за выкачивания миллиардов кубометров газа, нарушилась стабильность Сибирских траппов и в любой момент можно ждать катастрофических извержений. Заодно «закрыли» и пару более мелких газовых месторождений, которые признали исчерпавшимися.

Директор института Ч****нов стал много пить, приударять за женским полом, путешествовать по европейским столицам. Удивительным образом, в перерывах между запоями и загулами опубликовал несколько выдающихся статей по биосфере Верхнего Архея. Увлекся аккультными науками, в особенности египтологией. Удачно вложился в акции золотодобывающих компаний. В общем последние 10 лет жизни, он ни в чем себе не отказывал и даже стал отцом в третий раз.

Но перед смертью абсолютно все продал. Даже собственную квартиру и автомобиль. Следствию удалось установить, что все деньги он обратил в золотые монеты. Которые как ни искали, но так и не нашли. Ч****нова в пятницу 13го ровно в полдень разбил инсульт. По странному стечению обстоятельств прямо на ступеньках центра нейрохирургии имени Б. Когда он через 50 дней скончался, не приходя в сознание, то выяснилось, что пять лет назад он не только оплатил место на кладбище, но даже заказал себе памятник в человеческий рост и прочие гранитные атрибуты.

Стырено с FB. Автор утерян вместе с доступом в этой соцсети.

Похожие записи

Оставить комментарий